Мировой наркобизнес против России. Кто кого?

После десять лет Сергей водит меня по Москве. Меня не пометало ощущение, что я попал в город на незнакомом материке – так много здесь стало нового, неожиданного. Гостиницы ведущих мировых компаний, рядом – "магазины интимных товаров"; храм Христа Рятивника, в двух шагах – развалы эротичных журналов. И везде юные торговцы наркотиками. Распространенные еще недавно марихуану и маковую соломку вытесняют опий, кокаин, героин, амфетамин. Из председателя у меня не выходил рассказ начальника пограничного залога на Памире о том, как он видел в Москве, в аэропорту Домодедово, вблизи поста таможенного контроля, передачу из рук в руки чемоданчика, скорее всего – с наркотиками. При строгости российских карательных законов мне казалась такой, которая вызывает дерзость наркоперевозчиков.– Это просто везенье! – Говорил мне генерал Вячеслав Ивин, начальник аеропортовской таможни. Перевозчики, оказывается, прячут наркотики в синтетические упаковки, которые при просвечивании не вызывают подозрений. Таможни помогают собаки-детекторы, которые реагируют на запах. Но сильнопахнущие продукты, отбивают запахи спрятанных веществ.– Так кто же прикрывает контрабандистов? – Передаю генералу Ивину вопрос, который мне задавали памирские пограничники. Начальник домодедовской таможни вздохнул и с улыбкой, которая бывает ответом человеку, способному понимать очевидность, подбросил глаза к потолку. Работа над законом "О наркотических средствах и психотропных веществах"в России началась в пору, когда наркобизнес набирал силу. Преступные наркогруппировки из прежнего СССР вошли в тройку самых влиятельных в Европе наркоструктур. В этой обстановке регламентация оборота наркотических средств была бы подобна взрыву. Пришли в движение противоборствующие политические силы. В мысли держали не здравый смысл, а больше – интересы политиков, финансистов, предпринимателей. Принята перед этим целевая программа "Комплексные мероприятия противодействия злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту на 1995 – 1997 гг. " была провалена. Закон решает лечение больных наркоманией только в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения. Но российские государственные клиники для наркоманов переполнены. Врачи задерганы. Кажется умным создать систему, при которой органы здравоохранения проводили бы аттестацию медиков-наркологов, любителей работать в акционерных или частных клиниках, и после знакомства с уровнем их подготовки, с методами лечения давали бы лицензии. Сегодня каждый седьмой россиянин из возрастной группы от 14 до 60 годов имеет опыт употребления наркотиков. Подростки-наркоманы за последние десять лет стали привычным явлением. Много из них через общий шприц заражаются ВИЧ. За наблюдениями экспертов, в стране ежедневно регистрируется 2000 новых случаев ВИЧ! Массовая наркотизация угрожает национальной катастрофой. В сентябре 2001 года впервые в новейшей истории России проблемы наркомании стали, наконец, предметом обсуждения высшим руководством страны. Совет безопасности во главе с Президентом Владимиром Путиным признал, что российский наркобизнес превратился в стройную экономическую систему. Суть новой кремлевской политики можно сформулировать так: "Наркоманов – лечить, наркодилеров – сажать". В действительности, наука и практика в России, как и в других странах, занятых поисками радикальных решений, пока не знает способы, как эту политику реализовать.

Полный текст книги Ж. Назаралиева "Лиши и прости" вы найдете на официальном сайте: Nazaraliev. Kg