Амазонщина – заразное духовное заболевание

"Когда женщина "побеждает" в семье мужчины, за ее победу расплачивается невинный ребенок! Получение женщинами реальных прав определять свое будущее и будущее своих детей, разрушения вековой патриархальной системы отношений, между мужчиной и женщиной, изменение соотношения сил в семье привели до того, что сначала умная власть мужчины в семье изменилась монопольной властью женщины. Этот новый дисбаланс сил, который позволил женщине, в сущности, стать главным отцом, перевел мужчину на вторые роли. И за этим ничего хорошего не последовало, а будет еще и хуже" - Эвелин Сюллеро, женщина, и известен французский социолог, автор, двадцати восемь книг по демографии, проблемам семьи и женского движения, переведенные 50 языков).

"Сам большой вред для общества, который делали коммунисты и их гундосящая молодежь – комсомольцы, они отучили женщину покоряться перед Богом, а значит и перед мужчиной! Отсюда катастрофическое и нарастающее количество разводов и неполных семей, где деть становятся заложниками болезненного женского любоначалия и сводка мужчины в семье на роли подкаблучника, а не разделы семьи", - (протоиерей Филимонов)

"Любое духовное заболевание лечится только регулярным покаянием, чистосердечной исповедью, причастием и изменением своей жизни., К которым многие люди доходят только у смертного одра, если успевают. " - старик Паисий.

"Добро, будет она римской папой, а коль владычицей морской" - А. С. Пушкин

"Ужасная судьба отца и сына - жить розно" - М. Ю. Лермонтов

В наши дни стала полностью возможной и допустимой, даже популярной, ситуация, когда между отцом и детьми возводится железный занавес - не по закону, не по решению полномочных органов, а единственно лишь по воле и усмотрению матери. Причем отец, совсем не обязательно в этих случаях алкаш, распутник, задира, - нет, из него достаточно не угодить чем-либо своей жене, выйти так сказать из повиновения

В Кодексе о семье и нехватке черным по белому сказано: родители - независимо от того, заключаются они в браке или нет, проживают совместно или врознь - не только имеют право, но и обязанные на ровных основаниях принимать участие в воспитании детей. На практике же другая иметь, если она того пожелает, может взять на себя неделимое распоряжение судьбой ребенка, оставляя за отцом лишь обязанность быть кормильцем детей, не допуская его ни к воспитанию их, ни к общению с ними. Этот камень преткновения между родителями и детьми стоит сегодня так нерушимо и бесповоротно, что даже решение суда, обязующее мать не препятствовать встречам ребенка с отцом, может стать фикцией

Женщина-мать - для всех нас святыня. Так было и так будет всегда. Вот почему невероятно трудно, но необходимо - высветить теневые стороны "прекрасного" ореола. Злоупотребление авторитетом и привилегиями материнства - это уже не досадные исключения, не отдельные вывихи, а серьезный уродливый социальный фактор, который не может не вызывать тревогу и озабоченность.

Амазонки - легендарное племя древних времен, но не редкость и теперь - встретить прямую наследницу духа и традиций этого племени: женщину, чья независимость возведена в самоцель, а материнский инстинкт переродился в инстинкт собственности (в широком смысле этого слова, то есть получение власти, как над вещами, так и над людьми). Мужчина, деть, да и все другое - словно бы принадлежат ей. Она одержима комплексом полноценности: в впалые самоутверждения ее соблазняет не равенство с мужской статью, а верховенство над ним. Этот комплекс она привносит, в первую очередь, в атмосферу семьи. Ей необходимо единовластие в доме - она одна знает что нужно и не нужно детям, почему и как их учить; твердо знает, что полезно и что вредно мужчине, как отвадить его от бесполезных друзей, побочных влияний, интересов, привычек, как привить ему единственно необходимую привычку - быть второстепенным, внештатным существом, с полным правом молчаливого согласия и послушности. Детство сегодняшней амазонки, как правило, проходило из матерью, которая часто безумно говорила, – "И кто он мне такой, ваш отец, я вас уже вырастила, я ему ничего не виновата". И если в семье это слышит девочка, то это ее основной урок неуважения к мужчине в семье, который обязательно аукнется в ее последующей жизни. А если это слышит мальчик, то, уже, будучи семейным мужчиной, он лишний раз свою мать на порог не пустит, потому что она может привнести раздор и раздоры в его семью.

И если любящая жена рожает детей мужчине, потому что просто искренне любит мужчину, то современная амазонка рожает детей, чтобы в дальнейшем обменять их на материальные ценности и выгоды для себя лично.

Нынешняя амазонка - женщина особенного состава. У нее свой неписаный кодекс и есть обмен опытом из себе подобными. Зная, конечно, что не все мужчины такие податливы, как ей того нужный, она держит в запасе универсальный козырь. Ребенок - вот ее "беспроигрышная" карта на все случаи жизни. Мужчине раз и навсегда дается понять: развод с женой - это развод и с детьми

Но ребенку одинаково нужные и иметь, и отец. Никто не властен лишать малыша (без исключительных на то причин и оснований) ни материнских, ни родительских, ласк, забот, уроков воспитания. Когда по стечению обстоятельств, или специально интересуясь этим, сталкиваешься с судьбой детей, насильственно отторгнутых от родных родителей, тебе предстает калейдоскоп бессмысленных, низких, диких конфликтов, панорама сбитых с панталыку душ, изувеченных долей. Деть, как заложники, в руках у амазонки - любые условия может она диктовать, может веревки вить из сильного пола, играя на его родительских слабостях. Как в застенке, отцу с ребенком свидания предоставляют - по большой милости, да еще часто под надзором. И кто надзиратель-то? Неужели иметь родная?! Она тебе и прокурор, и судья. Над кем она самосуд вершит? Кто они, эти прокаженные родители, которым к родным детям приблизиться нельзя? В большинстве своем - родители как родители. Кто лучше, кто хуже. Общество доверяет им полностью: проводить материальные блага, лечить, учить - взрослых и детей, командовать людьми. За какие же страшные грехи ставят их в положение криминального элемента, лишенца, ограниченного в дееспособности? И в первую очередь, коренной вопрос: за что четвертуются дети? По какому праву амазонки осуждают их на полусиротеет? Именно таким путем в обществе и в судебной системе подменяются понятия и вместо воспевания хвалы действительно достойным женщинам, общество и государство, где не лень, поет оды бедной и одинокой амозонке, которая разрушает основы семьи и ведет к деградации всего общества.

Амазонщина как явление связанная с глобальной системой Мужчина - Женщина. Все то, чем ознаменован двадцатый век, который идет: взлет и взрывное развитие науки и техники, лома чуть ли не всех структур, укладов, процессов, - все это как бы вырвало названную систему из ее насиженного гнезда, вывернуло наизнанку. Статус мужчины и статус женщины испытали такие метаморфозы, что будет нужно еще не одно десятилетие, прежде чем системе удастся найти новое равновесие, приемлемые ориентиры. Наиболее резкие перегрузки и потрясения пришлось испытать женщине - на нее обрушился целый каскад небывалых возможностей, заданий, требований. Вознесенная на качественно необычный социальный уровень, она должна теперь совмещать новые для нее обязанности со своим исконным назначением - быть женой и матерью. Ее сегодняшняя роль в обществе важна и почетна, но в то же время неописуемо тяжелая, сложная ответственная. Нет ничего удивительного в том, что совсем не всем женщинам, - в их самосознании, психологии, морали, - удается рассудительно воспринять и усвоить пестрый узор зигзагов, изломов очумелого века. Во многих закрутилась голова - от достигнутой высоты, от величия, которым по достоинства овеянные понятия женщина, иметь. Кстати достаточно большую частицу хмельного зелья вносят в эти головки резвые журналисты, взахлеб расточая прекрасному полу елейные, спесивые дифирамбы и оды. Такого рода возлияние, безмерное славословие, что даже идут от чистого сердца, могут задурить кого угодно, будит временами низменные, нечистые устремления что ведут к греху все общество.

Люди преклонных лет, чье детство пришлось на военное лихолетье, хорошо знали, как наши матери ожидали наших родителей, выбивались из сил, поднимая нас, хранили и хранят память о тех, кто не вернулся из боя. Знаем, как ожидали родителей мы сами, малолетние сорванцы, да и теперь не можем смириться с потерей, которая положила отпечаток на всю нашу жизнь. С каким же удивлением посматриваем мы на тех молодых матерей, что поддались сегодня искушению самодовольства, самоуверенности, наркотической иллюзии самодостаточности. Заверяют себя, что мужчины для них груз и препятствие, а для детей лучше всего - не знать своих родителей. Кое-кто из добровольных вдов живут вроде бы роскошествуя - в домах со всеми удобствами, окруженные заботами услужливых предков Не всем, конечно, далеко не всем безмужнего судьба дается легко, безоблачно. Многим приходится ой как несладко. Но вирус мужепрезренья заразен и агрессивен. Бывает: добропорядочная, любящая жена и иметь, хлопотливая хозяйка каменного гнезда, и вдруг - изменение декораций! Без повода и беспричинно вдруг обижает мужчину, или вообще подводит человечка к порогу, дает ему коленом вольную и начинает новая жизнь налево и направо. Готовая, в угоду своей лихорадочной самостоятельности, не только разбить семейное счастье, но и пустить под откос благополучие детей, их душевное равновесие, даже временами и здоровье. Ничего не попишешь: такая соль и суть амазонщини. Согласно легенде, которая дошла до нас, те еще амазонки жилы чисто женским племенем: детей начинали в набегах на чужие народы, себе оставляли только девочек, приучали их до войны, выжигали им грудь -, чтобы без препятствий натягивать тетиву лука, и знать не хотели ни мужей, ни родителей. Не потому ли радостный смех малыша при встрече с отцом - чем острый для нынешней амазонки? Я, Я и Я - вот ее "материнский" мотив, женская страсть, канон брака! И попробуйте докажи ей, что я - не первая буква в алфавите. Действительно медвежью услугу, повторяю, предоставляют ей те, кто, подливая масла в огонь, из всех амвонов вещают и трубят гимны женскому роду, звучные так не педагогически, как если бы школьному учителю спало по-рыцарски расшаркиваться перед существительными женского рода, затирая спиной на классной доске мужское и среднее выродка. Извечная мудрость уважай отца своего стертая этими горе-педагогами, отданная забвенью, чуть ли не осмеянию. А даром.

- Страшный анахронизм! Ретроградство! - Слышу голоса протеста Женщина давно выросла из этих пеленок!

Так, очень похоже, что выросла. Но стало ли кому от этого лучше? В том числе и, прежде всего ей самой, даже если ею и демонстрируется разъяренная улыбка счастья на лице.?

Когда при живом и любящем отце иметь из кожи лезет эвон, чтобы искоренить в сознании ребенка даже сам понятие отец или, во всяком случае, ошельмовать, обезобразить его - или не равносильно это нанесению этического увечья малышу? Психологическое давление на детей, часто переходное в психическую атаку, парализует их моральные, умственные и чисто физические ресурсы. Принудительное отчуждение от родителей ведет детей к более обширному, чуть ли не круговому диапазону отчуждения - от одногодков, от самих себя, да и от матери тоже. Без дуэта родительской натуры и характеров (пусть нестройный, но дуэт!) Выходит однобокое, осколочное воспитание, изъян души. Представим себе триумф амазонщини: отец изгнанный прочь, выбитый из седла, потерял центр тяжести и точку опоры, стал безразличен ко всему Картина не из веселых, но это лишь пустяк в сравнении с тем, к каким пыткам склонно детское сердце, когда корчуют из него расположение к отцу, память об отце.

Как сохранить для детской души рядом с образом матери, с ее лаской и беспо