Наркомания в британском королевстве

Делегация медицинского центра в Бишкеке, приглашенная в Лондон для участия в роботе сессии Всемирной федерации по психическому здоровью, только в московском аэропорту "Шереметьево" перед посадкой в самолет узнала новость: премьер-министр Тони Блер устраивает для участников сессии правительственный прием во дворце Ланкастер-хаус, и киргизские медики удостоена честь быть приглашенными. На приеме ожидалось присутствие королевы Елизаветы II. Я перечитывал факс: ". форма одежды – пиджачный костюм". Мы были в панике. Самолет по расписанию прибывал в аэропорт "Лондон-сити" за полчаса к началу приема. Наши вечерние костюмы были в чемоданах, уже понесенных транспортером. Оставалась единственная надежда – переодеться минут за двадцать, пока кеб довезет нас от аэропорта к дворцу. В "Лондон-сити" мы поймали кеб и, едва он двинулся с места, стали спешно переодеваться, вызывая волнение водителя. В его глазах мы выглядели беглецами из тюрьмы, которые потрошат чужие чемоданы. В центре города машина попала в затор и продвигалась со скоростью пешеходов. "Траффик! " – с облегчением сказал водитель, убедившись, что мы не спешим бежать.В Черч-хаусе, в двух шагах от Вестминстерского аббатства, собрались медики всех континентов. Мы привезли доклад о том, в какой мере социальная реинтеграция, за наблюдениями за нашими пациентами-наркоманами, может свидетельствовать о возобновлении психического здоровья.

Длительность ремиссии и возвращения больных в общество, в его гражданские институты для нас важный, если не важнейший, показатель эффективности лечения. Нелегко дается реконструкция лица, ее новая адаптация к обществу, из которого она выпала. Мы взяли наугад истории болезни ста пациентов-наркоманов. Из-за наркотиков 57 человек оставили прежнее место работы; 28 продолжали работу, но чувствовали несоответствие должности своему физическому и моральному состоянию: из-за приема наркотиков терялись контакты с теми, которые окружают, терялась скорость реакции на события и информацию, возникала спутанная мышление. После курса лечения мы рекомендуем пациенту продолжать выработанную медиками для него программу реабилитации. Оценить эффективность помогают анкеты, какие мы высылаем прежним больным.– Кто ваши пациенты? – Спрашивали меня в Черч-хаусе, и я не знал, как коротко охарактеризовать таких разных людей. Среди многих, которых я вспоминал, были отец и сын из армянской семьи, которая живет на Кавказе. Меня поразил отец, человек 50-ти лет, который принимал наркотики из юности. На моей памяти это или не единственная встреча с хроническим наркоманом, который дожил до такого возраста. Он изменил много занятий, вырос к директору винного завода и 20 лет кряду ежедневно, тайно от всех, укалывал до 10 граммов раствора опия ("ханки"). Дозу не поднимал, чтобы совсем не потерять председателя, но и прекращать не думал, начитавшись, что внезапный отказ от наркотика угрожает физической болью. Только в последние два года, когда наркоманом стал сын, который подрос, он засуетился в поисках решения. Говорить с сыном о вреде наркотиков не мало смысла. И тогда отец отважился привлечь в исповедальный разговор всю семью. Были слезы, было отчаяние, но когда успокоились, интуитивно приняли мудрое решение: отец и сын должны бросить взбалтывайся вместе, одновременно и вместе начать лечение наркомании. Зять привез оба к Бишкек. Психотерапевты стремились поднять у отца и сына уровень самооценки и убедить, что они сами несут ответственность на своем веку, за то, как она в каждого сложится. Они послушно прошли полный курс и через три недели попрощались с врачами. И вдруг некоторое время после отец опять появляется в центре.– Мы с сыном решили у нас в городе открыть такой же наркологический центр. Давайте вместе? Полтора года в том кавказском городе работает клиника для наркологических больных, созданная отцом и сыном. У них новый взгляд на мир; им нравится работать с людьми, общаться с ними, помогать им всю жизнь, что осталось. Я вспомнил о них в Черч-хаусе, в зале конференции, когда мой слух уловил слова, суть которых мы тоже исповедуем: лечение пациента как лица с потенциалом более эффективны, чем лечение убыточного лица

Полный текст книги Ж. Назаралиева "Лиши и прости" вы найдете на официальном сайте